Метагалактика



МетагалактикаГалактики, подобно звездам, наблюдаются группами. Наша Галактика и Туманность Андромеды входят в Местную группу галактик, размеры которой достигают сотен тысяч парсек. Местная группа представляет собой сравнительно небольшую систему, так как существуют скопления, содержащие сотни и тысячи галактик. Ближайшее к нам скопление галактик находится в созвездии Девы и насчитывает сотни крупных галактик. Расстояние до него порядка 20 Мпк, это система диаметром более 6 Мпк.

Крупные скопления галактик находятся в созвездиях Волосы Вероники, Северная Корона, Геркулес и др. Данные внегалактической астрономии указывают на то, что возможно, существует Местное сверхскопление галактик, насчитывающее примерно 10 тыс. галактик и имеющие диаметр около 50 Мпк. В его центре расположено скопление галактик в созвездии Девы. В конце 70-х гг. в. астрономы обнаружили, что галактики в сверхскоплениях распределены не равномерно, а сосредоточены вблизи границ, внутри которых галактик почти нет. Теоретически предвидели возможность такого распределения галактик, а потому не было неожиданным.

Итак, в крупномасштабной структуре Вселенной не существует каких-либо особых, чем-то выделяющихся мест или направлений, поэтому в больших масштабах Вселенную можно считать не только однородной, но и изотопной. Вся охваченная современными методами астрономических наблюдений часть Вселенной называется Метагалактикой (или нашей Вселенной). В Метагалактике пространство между галактиками заполнено чрезвычайно разреженным межгалактическим газом, пронизывается космическими лучами, в нем существуют гравитационные и электромагнитные поля, а возможно, и невидимые массы вещества. И все-таки нет оснований отождествлять Метагалактику со <всей Вселенной>. В принципе возможно существование других, пока неизвестных нам Метагалактик. Расстояние до целого ряда галактик были определены американским астрономам Э. Хабблом. Сравнение расстояний до галактик со скоростями их удаления (скорости были определены еще Слайфером и другими астрономами и только исправлялись за счет учета движения Солнца в Галактик) позволило Э. Хабблу установить в 1929г. замечательную закономерность; чем дальше галактика, тем больше скорость ее удаления от нас. Оказалось, что существует простая зависимость между скоростью удаления галактик и расстоянием до нее: v=HR Коэффициент пропорциональности H называют теперь постоянной Хаббла. Неизмеримо возросла мощность астрономических исследований, и эти исследования подтвердили закон Хаббла закон пропорциональности скорости удаления галактик их расстояние. Однако оказалось, что величина коэффициента пропорциональности H была Хаббла сильно завышена. Согласно современным оценкам H почти в десять раз меньше. Это открытие показывало, что галактики удаляются от нас во все стороны и скорость этого удаления прямо пропорциональна расстоянию.

Возможна ситуация, когда при сегодняшней скорости расширения плотность вещества достаточно мала и замедление мало. Тогда расширение будет протекать неограниченно. Но возможно, что плотность достаточно велика, а значит, велико замедление расширения. В результате расширение прекращается и сменяется сжатием. Итак, для Метагалактике при нынешней скорости расширение и при малой плотности характерно неограниченное расширение, при большой плотности — расширение, сменяющееся сжатием. Существует критическая значение плотности вещества Ркрит, отделяющее один случай от другого. Мы видим, что от величины фактической средней плотности всех видов материи в Метагалактике зависит будущее Метагалактики. «Горячая вселенная». До сих пор говорили главным образом о «механике» и «геометрии» Метагалактике и почти не касались вопроса о физических процессах с расширяющейся Метагалактике. Для расчетов физических процессов в первую очередь надо знать, как происходит расширение Метагалактики. Модель Фридмана, описывающая однородную, изотропную Метагалактику, дает закон расширения. Наблюдения показывают, что в настоящее время большой точности Метагалактика расширяется изотропно, и плотность в больших масштабах в среднем однородна.

Теория «горячей Вселенной» дает определенные предсказания о содержании гелия в дозвездном веществе. В начале, 60-х годов советский физик Я. Б. Зельдович заметил, что предположение о «горячести» вещества вовсе не обязательно для того, чтобы избежать превращения всего вещества в гелий. Можно оставаться в рамках холодной модели, но считать, что лептонный заряд не равен нулю. В этой модели предполагалось, что вещество в начале космологического расширения состоит из протонов, электронов и нейтрино в равных количествах. Лептонный заряд L равен двум; энтропия S равна нулю. Равное число электронов и протонов необходимо из условия электронейтральности вещества. Смысл гипотезы введения нейтрино «холодной» модели заключается в том, что при высокой плотности в холодном веществе превращение протонов в нейтроны согласно уравнению p+e=n+v не происходит, если уже есть нейтрино. Это нейтрино не позволяют возникать новым нейтрино и процесс оказывается запрещенным.

Первоначально теории горячей и холодной Вселенной связывались с попытками дать полное объяснение распространенности химических элементов в дозвездном веществе. Попытки выяснить, какая теория верна, сначала направлялись в основном по пути анализа наблюдений распространенности химических элементов. Однако такие наблюдения и в особенности их анализ очень сложны и зависят от многих предположений. Но теория «горячей Вселенной» даёт наблюдательное важнейшее предсказание, которое является прямым следствием «горячести» большой энтропии вещества. Это — предсказание существования в нашу эпоху реликтового электромагнитного излучения во Вселенной, оставшегося от той эпохи, когда вещество в прошлом было плотным и горячим.

Связанные записи

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий